МАРИЯ СЕМЕНОВА

Сейчас книжный рынок может удовлетворить любые, самые оригинальные  и изысканные запросы искушенного и привередливого читателя. Книг не просто много. Их очень много. Книг хороших и не очень. Но чего греха таить - даже при нынешнем изобилии редко встречается книга, которую хочется прочитать, перечитать и еще раз перечитать. Меня можно обвинить в предвзятости и субъективности мышления, но из множества книг, наводнивших прилавки книжных торговцев, я рекомендую всем книгу "Волкодав" Марии Семеновой. Впрочем, как и другие книги этой замечательной женщины. Те, кому посчастливилось (действительно посчастливилось!) познакомиться с ее произведениями, безусловно, меня поддержат и подтвердят, что эти книги не оставят вас равнодушными, как только окажутся у вас в руках.

Мария Васильевна Семенова родилась в Ленинграде в семье ученых в 1958 году. В 1976 году закончила школу, поступила в Ленинградский институт авиаприборостроения. По образованию Мария Семенова - инженер по компьютерам, 10 лет отработала по специальности и не жалеет об этом. Любит возиться на кухне, особенно печь, и делать шашлыки и копчености. Любит ухаживать за своей "Нивой" и ездить на ней по лесным буеракам за грибами. Любит шить - правда, модной одеждой не увлекается: иногда шьет вальтрапы и попоны для лошадей, какие-нибудь спортивные штаны или рюкзачок для себя. Занимается айкидо - начала тренироваться специально, чтобы более реально описать сцены поединков и схваток в "Волкодаве". Дома у Марии Васильевны живут кошка Васька (в детстве ее долго считали котиком, отсюда и кличка) и пес Чейз. А еще она пишет замечательные книги...

Мария Васильевна является автором повестей "Лебеди улетают" (1980-1984), "Хромой кузнец", "Ведун", "Два короля", "С викингами на Свальбард", "Орлиная круча", "Сольвейг и мы все", "Викинги"; романов "Валькирия" (1989-1991), "Волкодав" (1992-1995), "Волкодав. Право на поединок", "Спутники Волкодава" (автор этой книги - Павел Молитвин, а Мария Семенова выступает как соавтор), "Лебединая дорога", "Меч мертвых" (в соавторстве с Андреем Константиновым), "Те же и Скунс" (при участии Елены Милковой), "Преступление без срока давности" (Ф.Разумовский, М.Семенова), "Те же и Скунс-2" (в соавторстве с В.Воскобойниковым и Ф.Разумовским); сборника "Поединок со Змеем" (сборник славянских и скандинавских мифов, пересказанных в стиле мистического романа); краткой энциклопедии "Мы - славяне!".

Для всех любителей творчества Марии Семеновой мы приготовили новогодний подарок. Через Интернет нам удалось связаться с писательницей, и она согласилась дать интервью нашей газете.

- Мария Васильевна, телекомпания НТВ-ПРОФИТ заявила, что по "Волкодаву" предполагается создать художественный фильм, телесериал и мультипликационный фильм. Что Вам известно об этом? Будете ли Вы участвовать в написании сценария? И кого из актеров хотели бы видеть в главных ролях и почему?

- Об этом мне известно, увы, на уровне непроверенных слухов. Якобы дело действительно на мази, даже поймали где-то во Вьетнаме летучих собак (на роль Мыша: они крупные и поддаются дрессировке), но мне пока денег не заплатили и бумаг я не подписывала. Зато знаю, что один из вариантов сценария предусматривал вместо мыши... черепаху. Вот и пиши после этого 
книжки. Насчет моего участия в сценарии. Как мне объяснили в "Азбуке" (издательство, в котором был напечатан "Волкодав" - прим.автора), его должны писать профессионалы, но мне обязательно покажут. Будем надеяться...

Что касается актеров, тут все сложнее. Финансирует все дело, говорят, некая иностранная фирма, и актеры с каскадерами будут в основном импортные (а жалко: я уж было собралась пригласить своих друзей-каскадеров, не имеющих достойной работы). На главную роль лично у меня фантазия дальше Евгения Сидихина не пошла, но тут уж меня спрашивать вряд ли будут...

- Песни, которые открывают каждую главу "Волкодава", сами по себе являются маленьким литературным шедевром. Это Ваш единственный поэтический опыт или у Вас есть и другие стихи? Если да, тогда почему Вы их не издаете? Говорят, что вышел диск песен, написанных на Ваши стихи. Это правда?

- Спасибо за теплые слова. Поэтический опыт этот у меня, естественно, не единственный, но насчет издать... В наше время стихи очень трудно напечатать. Может быть, когда выйдут все "Волкодавы", издательство сочтет это коммерчески выгодным... А насчет диска с песнями - такой замысел у издательства был, но до сих пор что-то "не срослось". Так что пока песни существуют только самодеятельные - на кассетах.

- Откуда у Вас такие глубокие знания по истории древних славян? Это хобби или, так сказать, "производственная необходимость"?

- Это более чем двадцатилетние занятия этнографией - в основном славянской и скандинавской. Профессиональное образование в этой сфере у меня отсутствует: изначально я инженер по компьютерам. Но познания кое-какие вправду есть, так что слово "хобби" тут вряд ли подходит, к тому же все это с самого начала было завязано на литературные надобности...

- Согласны ли Вы с расхожим определением "Русский Конан" по отношению к "Волкодаву"?

-Это не "расхожее определение", а не слишком удачный рекламный ход издательства при печатании первого тиража первого "Волкодава". Если вы посмотрите выходные даные книги, то увидите: этот тираж составлял всего 15 тыс. - они не знали, хорошо ли будет принята книга, и осторожничали, как могли. Отсюда и этот дурацкий русский "Конан", о котором меня спрашивают буквально каждый раз, когда я где-то выступаю. Почему-то автора заставляют нести ответственность за все, что содержится на обложке, хотя я причастна далеко не ко всему. Иногда, правда, успеваю схватить художников за руку...  
Например, если присмотреться, видно, что у Волкодава первоначально была в 
руках не секира, а... здоровеннейшая кувалда. Художник, видите ли, ознакомился лишь с эпизодом, где тот отбирает молот у кузнеца, и решил, что дальше он всех будет им тыкать. Но это к слову. На самом деле Волкодав и Конан - полная противоположность друг другу и несмешивающаяся жидкость. В мире Конана женщина рожает детей, чтобы они могли потом воевать и совершать подвиги. В мире Волкодава - герои идут на подвиги ради того, чобы женщины могли спокойно рожать детей и жить в мире. Другое глобальное отличие - то, что Конану без конца говорят: дескать, "ты избран Богами", "на тебя указали звезды", "только ты можешь спасти мир" и тому подобное. А Волкодав просто живет своей жизнью, творит по мере сил добрые дела - не потому, что видит в этом какой-то долг, а просто иначе не может - и в итоге именно это постепенно привлекает к нему внимание свыше...
А кроме того, Волкодав Конану морду набил бы, совершенно не вспотев. Конан, как его описывают (особенно продолжатели Говарда), дерется так, что в нашем додзе его бы 15-летние девочки засмеяли.

- В Ваших книгах нет гоблинов, драконов, всевозможных чудищ и злобных колдунов, которыми буквально перенасыщено "забугорное" "фэнтези". И поэтому тот же "Волкодав" не воспринимается как сказочная фантастика, а скорее как историческая сказка. В то время, когда многие российские писатели ориентировались в своем творчестве на иностранную классику жанра, Вы пошли своим путем. Не боялись, что читатель не воспримет такого "новаторства"?

- Если честно, я меньше всего думала о новаторстве и о том, как бы понравиться читателю. Иногда меня спрашивают,  "просто" ли я писала книгу или "сознательно шла на бестселлер". Ни то, ни другое. Писать "шаляй-валяй", как делают иные очень плодовитые авторы, я, видимо, просто не способна. Любой ценой угодить читателю я тоже не стремлюсь. Просто я смотрю на свой текст глазами человека, который его потом будет читать. Каждой главой, каждым абзацем, да и всей книгой в целом я хочу внушить читателю определенный букет эмоций и предпринимаю к тому сознательные технические усилия. Если книжка становится бестселлером, значит, что-то получается. В этом смысле новаторство или традиционность большого смысла не имеют. Есть литература и не литература, и все. Читателю, в общем, нет дела до профессиональных заморочек автора, стремился он там к великому новаторству или же просто хочел "зарезаться огурцом" в рамках традиционнейших образов. Читателю хочется хорошую книгу - чтобы брала за живое и было не оторваться. А этого не добьешься ни нагнетанием гоблинов, ни их подчеркнутым отсутствием. Гоблины на самом деле такой же технический прием, как цвет волос героя или конкретный стиль его боевого искусства. Если книга сделана не добротно, ее "не вывезут" никакие завихрения сюжета или новаторские изыски.

- Чувствуется, что образ Волкодава написан с большой любовью. Можно ли сказать, что таким Вы представляете себе мужской идеал?

- На самом деле я не ставила себе целью живописать свой мужской идеал. К моему идеалу человека вообще (и мужчины в частности) больше всего приближается мой собственный отец, инвалид. Просто в Волкодаве - да, присутствуют качества, без которых мужчина, на мой взгляд, не мужчина.
Настоящему мужчине (в моем личном понимании) необязательно быть продвинутым бойцом - мало ли у кого какие личные склонности и обстоятельства, но должна присутствовать способность в острой (и не только боевой) ситуации явить разум и беспредельное мужество, способность поступить по чести. Ну и, конечно, - способность защитить слабого, глубокое уважение к женщине, автоматизм "охранного инстинкта" в отношении детства и старости. Я просто облегчаю жизнь Волкодаву, делая его физически очень сильным человеком и гениальным бойцом. Иногда мне говорят, что, мол, он совершает "сентиментальные" поступки - щенка полез выручать, вроде бы не дело для героя, воина, богатыря... Я отвечаю: " А что, должен был мимо пройти, торопясь спасти мир?" В общем, вся его жизнь состоит из того, что он "мимо не проходит". нелюдимый, угрюмый, а мигом обрастает очередной "свитой" более слабых существ, которые, как он понимает, без него пропадут...

- Волкодав - герой, на которого хочется быть похожим. Ожидали ли Вы, что Ваш персонаж может стать объектом подражания для нынешнего поколения? Если проводить грубую аналогию, то можно сказать, что на нынешнем историческом этапе Волкодав принял эстафету у Корчагина, Матросова, Кошевого, Брюса Ли и Рэмбо.

- Вопрос вообще-то сложный... Корчагин, Брюс Ли (в смысле - его экранные герои) и прочие действовали каждый в условиях того мира, который создавали для них их авторы. Уже поэтому брать кого-то из них за образец для подражания - дело малоперспективное. Плюс свой конкретный характер, национальный багаж и личные обстоятельства каждого из персонажей... В одной и той же ситуации равно положительные американец, китаец и русский поступят каждый по-своему, и каждый будет прав... Да еще по прошествии лет выясняется, что и гражданская (Корчагин), и Великая Отечественная (Матросов), и подавно вьетнамская с афганской (Рэмбо) войны выглядели несколько не так, как нам их всю дорогу изображали... Поэтому, как я понимаю, в смысле подражания речь может идти разве что о каких-то самых основных личностных характеристиках. Таких, проявление которых почти не зависит от исторической эпохи. К примеру - мужество, честь, верность данному слову... Если мне удалось создать героя, в котором это есть и которому хочется подражать, - значит, мне крупно повезло. Однако соорудить нынешнему поколению образец для подражания я сознательно не стремилась (хотя и понимала, конечно, что не все нынешние молодые "выбрали "Пепси"). Сама я кумиров себе никогда не творила, не хочу и другим предлагать. Просто сделала персонажа, читать про которого было бы приятно и интересно лично мне. Такого персонажа, про которого мне в юности и молодости (и до сих пор) хотелось бы почитать, да никто не написал... Вот и все.

- Если все же предположить, что Волкодав для Вас - идеальный мужчина, то можно ли сказать, что героиня повести "Валькирия" олицетворяет для Вас образ идеальной женщины - сильной, смелой, решительной и в то же время жаждущей любви и простого семейного счастья?

- Так уж получается, что на Ваши вопросы я подряд отвечаю "Да я, в общем-то, не..." Вот и на этот так же. Никакого идеального образа Зима Желановна не олицетворяет, хотя, конечно, это персонаж глубоко мне симпатичный. (А про граждан, ни в коей мере не симпатичных самому автору, писать, по-моему, просто без толку - все равно, что растить нелюбимых детей.) Создавать какие-то идеалы я вообще не стремлюсь, больно уж неблагодарное это занятие (см. предыдущий вопрос). Когда этим пытаются заниматься те или иные авторы, результат получается натужный и жалкий. Я действую проще. Писательство для меня - это своего рода виртуальный эксперимент. Берем вполне определенный характер, ставим его во вполне определенные начальные условия (которые - ту или иную эпоху - тоже желательно хорошо знать, чтобы не напороть чепухи)  и смотрим, что выйдет. Меня в данном случае интересовало, что получится с девушкой, которая ну никак не вписывается в рамки, предлагаемые ей родовым строем. Она бесконечно комплексует, ощущает себя белой вороной, но и переломить себя не может. Спрашивается в задачнике: куда она пойдет и что будет делать?.. И чем все может закончиться? Я просто до некоторой степени облегчила ей жизнь, сделав ее богатыршей, охотницей, личностью сильной (в т.ч. физически) и смелой - чтобы не погибла за первым же углом. А если ее кто-то из читателей полюбил до такой степени, чтобы предположить в ней мой идеал, - значит, мне опять повезло...

- Ваш "Волкодав" стал родоначальником целой серии книг. Павел Молитвин написал роман "Спутники Волкодава", предысторию Вашей книги. Появились еще несколько книг о "волкодавах". "Волкодавная" тема начала активно эксплуатироваться другими писателями. Не жалко Вам отдавать своего героя в чужие руки?

- Эта тема для меня очень болезненна. Начнем с того, что героя своего в чужие руки я НЕ ОТДАВАЛА. Просто по договоренности с издательством другим авторам было предложено написать книги, где действие происходило бы в "мире Волкодава", а герои были бы у каждого свои, с моими не совпадающие. Сделано это было еще и потому, что я очень медленно работаю: писать по две-три книги в год, как некоторые, я физически не могу, а читатели требуют... И мне, и издателям в тот момент показалось, что идея плодотворна. Ну и что в результате?.. "Хотели как лучше, а получилось, как всегда". Авторы, которых я, так скажем, пустила попастись на моей лужайке (дабы ребята могли сделать себе некоторое имя и денег подзаработать), проявили совершенно потрясающее стремление, простите, нагадить в кормушку, из которой покушали. Единственное исключение - упомянутый Вами Павел Молитвин. Я здесь не буду обсуждать качество его книг (одним они нравятся, другим - нет), а скажу только, что этот автор - единственный, кто повел себя корректно по отношению ко мне. Я не вмешиваюсь в сюжеты его книг, но все реалии описываемого мира он скрупулезно со мной обсуждал и обсуждает, следя за тем, чтобы не было противоречий или каких-то помех для меня в дальнейшей работе. Что касается всех остальных... Эти книги были сданы в издательство ЧЕРЕЗ МОЮ ГОЛОВУ. Не знаю, что конкретно врали в редакции А. Семенов (как говорится - даже не однофамилец!), А. Мартьянов и Д. Иволгина, но их тексты я впервые увидела уже напечатанными. Сейчас я, как каторжная, сижу и читаю эти, с позволения сказать, "произведения" - издательство с запозданием дало их мне на рецензию. Переврана и география, и религии, и национальные особенности разных народов, вообще все, что можно, и в особенности - что нельзя. Авторы обращаются с первоисточником, мягко выражаясь, по принципу "здесь был Вася". Кажется, все просто: если не желаешь ты играть по предложенным тебе правилам, ну так и не берись! Никто не заставляет. Придумай свой мир и пиши про него бестселлер, чтобы Семенова от зависти сдохла. Не получается?.. Тогда уважай тот мир, куда тебя пустили пожить... Ну так нет же. Один "непризнанный гений" позволил себе навалять книгу, где половина действия... впрямую про Волкодава. На это я разрешения не давала и не дам никогда... Другой по ходу своей трилогии вообще плавно переходит к пародированию и высмеиванию Волкодава - причем создает не дружеский шарж, а действует методами грубого и злого наезда... За что, интересно бы знать? Вот так, в общем. Не делай доброе дело - не будешь за него и наказан.

 - В последнее время Вы пишете в соавторстве с другими писателями. С Андреем Константиновым - "Меч мертвых", с Еленой Милковой - "Те же и Скунс" и "Вкус крови", с Феликсом Разумовским - "Преступление без срока давности" и "Магия успеха". Как происходит Ваше сотрудничество и кто доминирует в Ваших творческих дуэтах - Вы или Ваш соавтор?

- В соавторстве мною написаны "Меч мертвых", "Те же и Скунс (1,2)" и "Заказ".В "Мече" текст полностью мой, соавтор участвовал в придумывании сюжета и писал некоторые сцены. В "Скунсе" соавторы отрабатывали отдельные сюжетные
линии, которые я им поручала, после чего их куски я практически переписывала, встраивая в общий текст. В "Заказе" идея сюжета и большая часть исходного текста принадлежат моему соавтору. Если помните, книга эта - из конноспортивной жизни. Так вот, К. Кульчицкий - мастер спорта и мой тренер по верховой езде. О лошадях и конном деле он, как говорится, забыл гораздо больше, чем я когда-либо буду знать, но писатель он - пока еще сугубо начинающий, хотя и очень талантливый. Поэтому его тексты я тоже почти переписывала. В остальных книгах я присутствую в качестве свадебного генерала. Здесь я - автор проекта, но из коммерческих интересов издатели мою фамилию поместили на обложку чуть не в качестве основной. Даже не подумав при этом спросить мое мнение. Меня это, мягко говоря, не обрадовало... По счастью, большинство "скунсовых" авторов проявили понимание - рынок есть рынок, да и вынужденное соседство со мной (которого, как им отлично известно, я не хотела) на обложке показалось им "не западло". Кроме одного человека, который устроил большой скандал, опубликовав статью, направленную против "Азбуки", но из нее, в общем, можно сделать вывод, что я и Скунса не придумывала, и чуть ли не гонорар прикарманила... Вот такой финал проекта, задуманного опять-таки для того, чтобы подсадить каких-то авторов на уже разогнанный паровоз. Кажется, на соавторство у меня теперь аллергия. Доделаю, конечно, уже начатые книги, но в дальнейшем о-о-очень поостерегусь...

- Сейчас Вы пишете в основном детективы. Чем вызвано это изменение тематики Ваших произведений и собираетесь ли Вы снова вернуться к "фэнтези" и историческим романам?

-"В основном детективы" я сейчас не пишу. Как обстоит дело с сериалом о Скунсе, я уже ответила.. Мои книги о Скунсе, кстати, не детективы. Там ведь нет тайны, нет никакой загадки, которую распутывал бы сыщик. Просто - роман о современной жизни, приправленный участием криминала... Со мной это произошло почти случайно - решила помочь подруге, писавшей детектив за Незнанского, родила по ходу дела приличного персонажа... и решила написать про него отдельное произведение. Вот и все. А что касается возвращения в фэнтези - вот-вот выйдет книжка "Истовик-камень", это про юность Волкодава на руднике. А в ближайших планах, во-первых, третий "Волкодав", затем - третий (НАСТОЯЩИЙ!) "Скунс". Кроме того,  боевик с мистикой в соавторстве с Ф. Разумовским. А дальше посмотрим...

- Говорят, что серия романов о Скунсе будет включать в себя 9 книг. Это правда?

- Ой, не знаю. Как уж получится.
 
- Кто из Ваших героев Вам более симпатичен - Волкодав или Скунс?

- В действительности это вопрос к матери: "Кого из своих детей ты любишь больше всего?" Когда сочиняешь данное конкретное произведение, его герой или героиня и есть самый любимый и симпатичный "ребенок". По окончани работы произведение отпускает не сразу, но потом, конечно, как бы отходит на дальний план, а вперед выдвигаются какие-то новые идеи, новые персонажи... и ночью и днем думаешь уже только о них. На самом деле Волкодав и Скунс - люди очень разные. Один - человек традиционного общества, другой - продукт нашей эпохи. Их личности формировались в условиях принципиально разных "понятий". Волкодав бы в наемные убийцы не пошел никогда в жизни и ни под каким видом: ему это полностью "западло". Скунс ничего не стал бы делать (или не делать) только потому, что так делало (или не делало) предыдущее поколение, а для Волкодава это весьма уважительная мотивировка. С другой стороны, на глубинном уровне, в тех личностных пластах, на которые минимально влияет эпоха, они схожи. Оба по большому счету - защитники, хотя Скунс и называется киллером.

- Будет ли третий "Волкодав"? Извините за этот вопрос. Наверное, он Вам уже изрядно надоел.

-Будет, а куда ж мне деваться? Я его уже пишу, издательство хочет его получить от меня в середине лета, но само же отвлекает разными другими делами, так что, наверное, опоздаю по срокам. Этот "Волкодав" будет ПОСЛЕДНИМ - никакого бесконечного сериала о его похождениях я не планирую. Если обстоятельства будут благоприятствовать, может быть, опишу еще его странствия вместе с бабушкой Кендарат. Но это уже слишком отдаленные планы, чтобы конкретно о них говорить.

Интервью подготовил Виталий Баранник

Газета "Событие", Днепропетровская обл. Украина


Copyright and powered by Citadel of Olmer


 

[an error occurred while processing this directive]