Стенограмма встречи с Марией Семеновой. 22 сентября 2001 года. 

<<- Часть третья

Часть четвертая.

Вопрос: Можно ли понимать, что цель Ваших научных изысканий найти наши варяжские корни?

МС: Мне просто показалась интересной эта точка зрения. Я когда начала этим заниматься, 20-ть с лишним лет назад, почитала сначала работы каких-то наших, там все туманно, а надо еще учитывать, что я шла ко всему этому через художественную литературу. Тут как говориться, скажи человеку 100 раз, что он свинья, на 101-вый он хрюкнет. Когда в сотне мест написано, что пришли злые викинги и начали завоевывать миролюбивых славян, ну думаю, наверное, так оно и было. Сколько мне тогда лет-то было? А потом я пошла, рыться в публичке, и мне там попались книги, в которых все совершенно не так. А я человек с некоторым чувством противоречия, всегда не очень доверяю мнению большинства. И в этом вопросе я за стадом бежать, решительно не согласна. У меня начинает появляться некое отторжение.

Так и тут, я посмотрела, уже написали полсотни художественных произведений вот в такую дугу, а вот в другую, еще никто не писал. Значит это интересно. А что если это было действительно так. А что из этого вытекает? Несчастные балтийские славяне, которые частью были истреблены, частью онемечены, после 400-от лет героического сопротивления.

Вот немцы считали как данность, что они были древние германцы, ходили в медвежьих шкурах, пиво пили, с римлянами воевали. Тут выясняется, что германцы они только на треть. На другую треть кельты. На остатнюю треть славяне. При всем шовинизме, там даже начали появляться статьи: «Являемся ли мы германцами?»

 

Вопрос: Какие книги у Вас сейчас в планах?

МС: На мне висят третий «Волкодав» и третий «Скунс». А там видно будет. О новых проектах я сейчас не очень задумываюсь. Довольно случайно возник этот «Кудеяр», которого тоже продолжать будет надо. Ну там, слава богу соавтор помогает.

«Кудеяр» тоже смешно родился. Я в какой-то момент задалась вопросом, что надо же советского супермена изобретать. Ну сколько можно, эти там летают, в плащах, с крылышками, без крылышек, механизированные или на собственном ходу. Не Джеймса Бонда, именно Супермена. У них там с чего начинается, ударила молния, раздался гром, вылились все пробирки в лаборатории, и случайно милый молодой человек оказался облит, и еще пара электрических разрядов. Потом выясняется, что он бегает на гиперзвуке, еще что-то с ним происходит интересное... Я думаю, а почему у нас такого нет? У нас супермены, это банальные, самые лучшие бойцы кун-фу. Побывал естественно в Гималаях. Ну и дальше душа в рай несется, он начинает бандитов мочить, скучно.

С другой стороны, если у нас тут, начнет кто-то в плаще и трико разноцветном летать, так в психушку же посадят. Это только на американскую инфантильность может ложиться. Пока думала, советовалась с соавтором, полезло уже что-то другое, в общем, супермен так пока и не родился, но может еще изобретем.

 

Вопрос: Сейчас проходит фестиваль фантастики «Странник», что Вы думаете об этом мероприятии, самой премии и атмосфере вокруг нее?

МС: Если вручают тебе приз, то да, это действительно по заслугам. Я такой хороший, умный. Книжку написал достойную. Если вручают кому-то другому, то начинается. Они там все куплены, подсижены, там у них политические соображения, вот они, поэтому ему дали.

Из зала: А что, не так что ли?

МС: Наверное, так. Я уже давно убедилась, что премию там дают, не за то, что книжка хорошая, а за то, что человек хороший. Когда-то я была для кого-то хорошим человеком, получила две премии, но не на Страннике. Присуждал тот круг людей, которые считали меня «хорошим человеком». У всех какие-то игры должны быть. Чем бы дитя не тешилось...

Был забавный момент, когда вышел первый Волкодав, пришла ко мне подруга, кандидат филологических наук. Я думаю, ну уж она-то знает. Я спросила: «Волкодав, это литература или что?» Она глубоко призадумалась и потом мне говорит: «А ты знаешь, считается что литература, это то, за что «буккера» дают». Я так как-то пригорюнилась. Прошел месяц, вышло Книжное обозрение. И там как раз была статься про финалистов российского буккера. И такая фраза: «Из шести скучных романов, премию получил самый скучный».

 

Вопрос: В Ваших книгах реальные исторические персонажи упоминаются, но не играют ключевых ролей, это связано с нежеланием строить сюжет строго по историческим фактам?

МС: Ну действительно, реальных персонажей я в герои не беру только вот в «Мече мертвых» меня буквально заставили, а так у меня они отодвинуты на второй план. Зачем мне это надо, писать 1001-вую художественную биографию кого-то. Мне интересно писать про обычного человека, которого никто нигде не упомянет. Как он вставал утром, шел в туалет. Что это был за туалет, чистил ли он зубы, что он кушал на завтрак, как он одевался, где лежала эта шуба.

 

Вопрос: Вы уже заканчиваете приключения Волкодава, не планируете ли сами взяться за судьбу его спутников?

МС: Поживем-увидим. Пока я об этом не думала. Там можно порезвиться, а можно и вообще принципиально другой мир придумать.

 

Вопрос: Не планируете ли написать энциклопедию мира Волкодава?

МС: Ну это какой-то манией величия попахивает. Мир уже разросся. Религию господа соавторы переврали. Господин Мартьянов, в государстве заменил одну религию на другую, цельно драную с мусульманства. Зачем это ему понадобилось я не знаю. Сделал из религии Братьев Близнецов, какую–то пародию на раннее христианство.

Господин Семенов просто непонятно, что написал. Я описываю черным по белому отношения Волкодава с собаками. Не потому что он особенный, а потому что Венн, из рода Серых псов. Ну, вы меня простите, приезжают ученые в Африку к неграм. Есть деревня, на берегу реки, в которой есть легенда. Что когда-то давно, вождь этой деревни, то ли сам спас крокодила, то ли крокодил его спас, короче побратимство у них с рептилией. Деревня выше по реке, там негров жрут. Деревня в километре ниже, та же картина. Здесь, на пляже, сколько негритят, столько крокодилов. Чем и как это объяснить ученые не знают. Это не пустой звук, это действительно тотемическое мышленье, это нечто такое, что нам очень трудно представить. Слава богу, еще не всюду это исчезло. Самый близкий нам пример, это как Арсеньев и Дерсу Узала по тайге путешествовали, и вышел тигр. Наш за карабин, а Дерсу Узала, что-то начал говорить, руками делать и тигр сказал «мяу» и ушел. Так и у меня в книге.

А господин Семенов, в самом начале описывает встречу своего персонажа, тоже Венна и тоже из рода Серого Пса. Встречу  с собакой. Эта картина могла происходить на пустыре, подросток гулял и увидел ротвейлера, без поводка. «Хорошая собачка, хорошая собачка, а где твой хозяин?». Ну чушь же собачья. Простите за каламбур. Какой там хозяин, он брата встретил. Ну и что, по таким описаниям энциклопедию делать?

Тоже он почему-то считает, что знаки рода, это кусочек собачьего меха, куда-то пришитый. А это мог быть какой-то геометрический узор, никакого отношения к собакам не имеющий. Ну то есть человек почитал Волкодава, причем невнимательно, добавил свои философские рассуждения и понеслось...

Из зала: Надо было посоветоваться.

МС: Так надо было, ктож запрещал. Мой номер телефона у него был и сейчас еще где нибудь валяется. Ну он единственный из всей оравы, кто набрался мужества, позвонил и извинился.

 

Вопрос: В книге «Меч Мертвых» есть эпизоды, где происходит некое действие, которое можно описать как магию, не фентезийную, но все же. Вопрос такой, во-первых, если она возможна, то почему ее так мало, и во-вторых, почему она никак не объяснена?

МС: Это опять тотемическое мышленье, у тех же негров, кто-то обидел колдуна, тот сказал, «через три дня умрешь». И вся деревня уже смотрит на человека как на живого покойника. Проходит три дня, он действительно умирает.

 

Вопрос: Я имел ввиду несколько другое. Когда применяющий магию и жертва не общаются напрямую. Например, эпизод, когда на бандитов, которые на острове измывались над девушкой, наслали мужскую слабость. То есть магическое действие есть, результат налицо, но о ней ни слова, как будто в этом мире она не возможна.

МС: Я как человек, родившийся достаточно давно и большую часть своей жизни проживший в условиях воинствующего атеизма, видимо у меня тоже есть психологические барьеры. И не про все я способна написать. Про вещи подобные тем, что делала эта колдунья, я в них верю, или хочу верить, что есть какие-то вещи сущего, к которым мы только подбираемся. Мой скромный опыт тоже говорит об этом, был у меня момент, который иначе как магическим нападением не назовешь. Причем я от него отмахалась. Поэтому я о таких вещах очень осторожно стараюсь писать, и в моих описаниях древности и того, что там могло происходить, конечно, этого минимум. Каких-то древних познаний, которые мы, благодаря христьянству, а потом атеизму, на 99% утратили. Уж «Валькирия» угодила на полку фэнтези, в магазинах даже «Мы славяне» иной раз туда ставят. Раз Семенова написала, значит фэнтези.  

Часть пятая ->


Copyright and powered by Citadel of Olmer

[an error occurred while processing this directive]