Вл. Соболь: Традиционный вопрос к писателю, Мария Васильевна, – что нового?

Мария Семенова: Сейчас только что вышла книжка «Заказ», написанная в соавторстве с Константином Кульчицким. Название многозначное – здесь и кличка лошади, и намек на заказное преступление, а также история коня, которого генетически «сконструировали», взяв у предков лучшие качества. Коня похищают, и с этим связано множество приключений. Разумеется, на горизонте появляются Эгида и Скунс. Что касается текста, то наш труд поделился в пропорции пятьдесят на пятьдесят. Константин отвечал за «конноспортивные истины»: он уже тридцать лет возится с лошадьми, мастер спорта и мой тренер по верховой езде. Он не только спортсмен, но и литературно талантливый человек, и я горжусь, что спровоцировала его на писательство. Надеюсь, что скоро появятся его самостоятельные работы. В данной книге сюжет полностью его, а я встроила туда Эгиду и Скунса. Они вошли органически, не только ради серии, и не испортили книжку. Я ей очень довольна, хотя родители меня чуть не выгнали за нее из дому: там погибает один очень симпатичный персонаж...

Вл. Соболь: Я помню, что у вас и первая книга о Скунсе заканчивается тем, что он приводит девочку в школу верховой езды.

Мария Семенова: Я сама тогда как раз начинала ездить на лошади, ну и, конечно, не преминула такое лыко вставить в строку. А уж в «Заказе» лошади и вовсе вышли на главное место. Книгу выпустили издательства «Азбука» и «АСТ», она уже с месяц как продается. Тем временем мы с Кульчицким начали писать следующую книгу. Там тоже будут и Скунс, и его дочь Стаська, и все будет вращаться вокруг лошади, принадлежащей одному из постоянных персонажей серии. Почему-то считается, что криминальный роман с лошадьми может написать только Дик Фрэнсис. Но Россия – тоже страна конного спорта, и сколько всякого интересного происходит не в далеких английских краях, а буквально рядом с нами! Материал богатейший и пока еще плохо освоенный нашей литературой. Если и попадаются в тексте кони, то лишь по касательной к основной фабуле, а вот самой лошадиной личностью никто не занимается. А у нас эти крайне интересные характеры показаны в полной мере. Например, в «Заказе» преступники похищают породистого коня, который является достоянием России. Он происходит от таких предков и может дать таких потомков, что его кровь без преувеличения считается специалистами «золотой». Так вот, его похищают, обменивая на другого коня, похожего, а когда «подменыш» делается не нужен, его просто прогоняют в лес. И этот старый конь ходит по лесу где-то под Выборгом и ничего не может понять – где же люди, что же он натворил, чтобы с ним так поступили?!. Его похождения – неотъемлемая часть сюжета, психологический камертон ко всемуостальному... Можно сказать, что мы старались написать о животных, но, учитывая вкусы читателя, встроили их в занимательную детективную историю. Итак, одна книга с Кульчицким у нас вышла, другую пишем, да сколько-то еще в уме. И, если уж детектив, то снова не обойдется без киллера Скунса...

Вл. Соболь: В газете «Литературный курьер» опубликовано интервью с Андреем Константиновым, озаглавленное так – «Книги про благородных киллеров – не литература». Он, разумеется, не называет ни одного имени, но не кажется ли вам, что может целить и в Скунса?

Мария Семенова: Мое глубокое творческое расхождение с Андреем, при всех наших замечательных дружеских отношениях, в том, что он в первую очередь журналист, а я – писатель. А это совершенно различные профессии. Публицистические книги Андрея я проглатываю взахлеб. Он крупнейший журналист, и его знания, умение подать информацию и ее проанализировать для меня несомненны. Художественные же его произведения я читать попросту не могу. Не потому, что плохо написано: пишет он мастерски. Просто в его книгах отсутствует элемент литературной игры, который, на мой взгляд, обязателен в художественном произведении. У Андрея всегда прямо-таки нутром ощущаешь, что вот этот кошмар когда-то и где-то с кем-то реально произошел. И тогда читать становится по-настоящему страшно. Разница – как между игровым «ужастиком» и реальными новостями из «горячей точки» со всамделишней кровью и трупами... Андрей во всем, что он делает, остается документалистом. Я не знаю, хорошо это или плохо. Я просто – продолжая аналогию – предпочитаю снимать художественное кино.

Вл. Соболь: Вас упрекают в том, что вы пишете дамскую литературу. Скажем, непонятно, почему же Волкодав и Скунс, при всех их прочих мужских достоинствах, мало интересуются женщинами...

Мария Семенова: Волкодава я начала придумывать, когда мне до смерти надоело быть переводчиком. Писала сама я уже давно, но деньги зарабатывала, переводя импортное «фэнтези». А в этих отвратительно написанных текстах катастрофически устаешь от трупов, колдовства и секса. Ими заменяют отсутствующую художественность... Я же достаточно долго занималась этнографией, чтобы знать, как к «этому» относились в древности. История Волкодава – история человека, который вырос при матриархате и, даже угодив на каторгу, зубами и ногтями держится за нравственные понятия, которые существовали у его народа. Чтобы попросту не пропасть, не сгинуть в этом чуждом для него мире. Женщины для него – святы! Может он себе позволить мимолетную интрижку под кустом, которой пестрят книги «фэнтези»?.. Хотите любвеобильного героя – возьмите Конана. А у меня другой персонаж. И почему хотя бы одному и не побыть целомудренным аскетом?.. А что до дамской литературы...Откройте любой подобный роман – там же постельных сцен на полкниги...

Вл. Соболь: А какие возможности у Скунса существовать хотя бы не в реальном, но виртуальном мире? Например, простит ли он Меньшова?

Мария Семенова: Давно уже простил. Во второй книге, когда сгорел Лоскутков, они же мгновенно объединяются, спасая его каждый со своей стороны. Но восстановить прежние отношения, вы же понимаете, никак невозможно.

Вл. Соболь: У вас в романах о Скунсе есть персонаж, который воображает себя благородным киллером, мол, он тоже убивает убийц. На самом же деле его постоянно подставляют, нацеливая на совершенно другую «дичь».

Мария Семенова: Он проходит ту дорогу, которую у Андрея Константинова несомненно прошел бы главный герой. Начал бы он как благородный разбойник, а закончил – обыкновенным бандитом. В девяноста девяти случаях из ста ведь так и бывает... Вот я и ввела подобного персонажа: он – те девяносто девять, а Скунс – сотый. Помните, раньше писателей хвалили: он, мол, показал «типичного пролетария»? Ну, а я не хочу типичного, мне интересен уникальный, исключительный человек.

Вл. Соболь: Когда я читаю ваши книги, у меня появляется ощущение, что вы, отчетливо различая окружающую нас грязь, пытаетесь внести в нашу жизнь романтическую струю.

Мария Семенова: Совершенно верно. Скажем, Волкодав это, конечно, «фэнтези», а вот Скунсом и другими книжками о современности, к которым я имею отношение не только как фамилия на обложке, я, может быть, невзначай полемизирую с Андреем Константиновым. Он опускается в глубины нашей жизненной помойки и пытается вразумить нас теми ужасами, которые там видит. А я, в силу разницы наших характеров, пытаюсь убедить людей, что над этой помойкой есть еще и небо...

Вл. Соболь: А что у вас в чернильнице – или в компьютере – на сегодня?

Мария Семенова: Я как раз начинаю интересный, как мне кажется, литературный проект вместе с Феликсом Разумовским. Мы начали с попытки изобрести российского супермена. Но вот что интересно – сразу стало ясно, что Бэтмен и прочие с их масками и плащами возможны лишь в Америке, у нас же совсем другой менталитет. И в итоге наших раздумий возникла целая команда героев. Половина – дерзкие молодые научные гении, которых ведет седовласый профессор. А другие, в дополнение им, – ребята из охраны того же секретного института, под командованием «настоящего полковника». Здесь будет много приключений и даже фантастики. Мы пишем сейчас пилотную трилогию, а там, возможно, подключатся и другие, молодые ребята. Я не стесняюсь того, что тяну паровозом чужие книги. Когда-то Радий Погодин и Валерий Воскобойников выручили своим авторитетом меня. А теперь моя очередь помочь другим. Теми средствами, которые возможны в нынешние времена...

Владимир Соболь / Петербургский книжный вестник 


Copyright and powered by Citadel of Olmer


 

[an error occurred while processing this directive]